Ватанабэ-но Цуна и демон Расёмон

Ватанабэ-но Цуна и демон Расёмон

Otoman
Подпись: Oto + kao
примерно 1830 г.
слоновая кость
Высота: 72 мм.

В японской литературе многие исторические личности обретали поистине мифологическую славу. К таковым можно причислить Ватанабэ-но Цуна (953-1024 гг.), самурая и соратника Минамото Ёримицу. О похождениях этого героя были сложены легенды, которые получили второе рождение в литературных романах и на театральных подмостках. Увлекательный миф о Ватанабэ-но Цуна был увековечен не только в письменных произведениях, но и в живописи и скульптуре. Образ Ватанабэ-но Цуна, вытаскивающего меч, чтобы отразить атаку беса, стал иконографическим. В этой работе воплощено малоизвестное предание о схватке прославленного самурая с демоном, обернувшимся молодой женщиной.

В сочинении «Эхон сяхо букуро» («Иллюстрированное собрание драгоценностей», 1720 г.) приводится следующий рассказ. Однажды начальник отправил самурая Ватанабэ-но Цуна с заданием в одну деревню. Выполнив поручение шефа, Цунэ решил не ночевать в селении и как можно скорее вернуться в город. Уже смеркалось, когда он подошел к мосту и увидел симпатичную девушку, которая попросила галантного самурая проводить ее домой в столь поздний час. Он посадил девицу за спину и собрался уже, было, двигаться дальше. Внезапно прелестница превратилась в жуткого вида дьявола, который, схватив Цуна за волосы, прошипел: «Мой дом находится на горе Атаго». Самурай не растерялся, молниеносно обнажил меч и отрубил у фурии лапу. Чудище, привывая, скрылось в темноте. Цуна поднял трофей, но потерял его по дороге.

В представленном нэцкэ резчик мастерски обыграл этот сюжет. Внезапная атака оборотня не застала врасплох смелого воина. Одной рукой он крепко удерживает дьяволицу за запястье, другой решительно достает из ножен свой меч. Лик и тело искусительницы изменились до неузнаваемости, и только кокетливый жест – придерживание края плаща – выдает в ней женскую сущность. Сзади накидка красивыми складками ниспадает вниз, обрисовывая точеную женскую фигурку. Резчик мастерски передал мгновенье, наполненное яростной динамикой молниеносной борьбы. Пластичные формы персонажей умело дополнены скрупулезной прорисовкой анатомии и деталей туалетов персонажей. Легкая и свободная композиция скульптуры, оживленный контур создают курьезный эффект реалистичности происходящего.

Также это нэцкэ связывают с другим сюжетом, где главным действующим лицом выступает другой герой средневековья – Хикохити Омори (XIV в.), с которым произошла очень похожая история встречи в демоном в женском обличии.

В разные периоды жизни, Отоман подписывал свои работы по-разному. Вначале двумя иероглифами: Oto-man, а позднее тремя: O-to-man. Еще в июле 1953 г. Фредерик Майнерцхаген чётко предположил, что два варианта подписи – есть подпись одного и того же человека, настолько оригинален и неповторим этот мастер. Рассматривая работы Отомана, можно подумать, что они были выполнены в конце XIX в., настолько «модерновым» был стиль его резьбы.

Представленная работа поистине уникальна. Это единственное нэцкэ в мире, на котором стоит подпись мастера с какиханом. Интересна также история появления этой фигурки на рынке антиквариата. В 1983 г. немецкий коллекционер Клаус Рисс (Klauss Riess) прибрел это нэцкэ как окимоно в антикварном салоне Мюнхена за 2500 дойчмарок. Продавец при продаже указал, что выменял это «окимоно» на японские бронзовые статуэтки. По приходу домой, Клаусс Рисс  случайно обнаружил, что подставка «окимоно» может отделяться от самой фигурки. Оторвав ее силой, коллекционер обнаружил химотоси и подпись Отомана, о существовании которых никто до этого времени не представлял!

Когда Барри Дэвис увидел у Клауса это нэцкэ, он сразу предложил за него очень хорошую цену. Сумма  сделки не разглашается, но, со слов самого Рисса, на вырученные деньги он приобрел себе автомобиль Порше. В дальнейшем фигурка несколько раз меняла своих хозяев, пока не оказалось в представленной коллекции. По состоянию на 2009 г. эта работа являлась самым дорогим нэцкэ на мировом антикварном рынке. И недаром: художественные качества и уникальность происхождения этой работы поистине непревзойденны и не имеют аналогов в мире.

Провенанс:

ex-Klauss Riess
ex-Barry Davies
ex-James Hennen

Публикации:

The Netsuke etc. Journal, Volume 1 (Moscow, 2010), p. 35